Пряники Нины Георгиевны

Описание

Лето сорок третьего года, война. Город Глазов. Пятилетняя Нина с сестрёнкой Леной, которой было три с половиной года, пришли домой из детского садика. Дети во дворе их встретили новостью: «Отец! У вас отец пришёл!..»

А мы, говорит Нина Георгиевна, слово отец не знали, в семье произносили только слово папа, и не можем понять, какой отец, кто такой… Вышла бабушка, Мария Фёдоровна, худющая, как скелет, встретила детей, повела их на второй этаж двухэтажного деревянного барака, где жила семья. Говорит: «Папа ваш приехал». Георгия Алексеевича, подлеченного в госпитале после девяти ранений, выписали, комиссовали. Бабушке он приходился зятем.

Вошли мы в комнату, вспоминает Нина Георгиевна, видим – сидит незнакомый дядька в гимнастёрке. Бабушка подталкивает нас к нему: это-де ваш папа. А мы застыли и не подходим, боимся.

Тогда этот дядька говорит нашей маме: «Аня, дай им пряников!» Он привёз пряников на гостинцы детям. Анна Филипповна открыла шкафчик, дала девочкам по прянику. Они взяли и опять стоят без движения. «Ешьте! Ешьте!» – предлагает Георгий Алексеевич с доброжелательной настойчивостью.

А мама говорит: «Они пряники есть не будут».

«Это почему же?» – удивляется Георгий Алексеевич.

«Пряники для детей такое лакомство, что они будут есть их только вприкуску с хлебом», – поясняет мама.

«Так дай им хлеба!» – восклицает он с требовательным нетерпением.

«Если хлеб дать сейчас, то на вечер они останутся без хлеба», – толкует Анна Филипповна.

Хлеб получали пайком и в семье детям выдавали тоже строго по норме. А Георгий Алексеевич не представлял, как мы жили в тылу и бедствовали. У бабушки, Марии Фёдоровны, даже никакой сменной одежды не было…

Мы смотрим, вспоминает Нина Георгиевна, и не можем понять, почему военный дядька вдруг заплакал…

09 мая 2018